ORD

Человек не терпит насилия!

Вы можете читать нас на следующих доменах:
ord-ua.info ord-ua.biz ord-ua.org

RSS «АкаДневник» Вернадский: Большой террор 1937-1938

«Неуменье выбирать людей является характерной чертой современного момента. Сталин раньше этим не страдал», – записал Владимир Вернадский в своем дневнике 29 мая 1938 года, в разгар Большого террора.

На протяжении многих лет академик Вернадский, украшающий теперь тысячегривенную купюру (https://ord-ua.com/2019/10/31/akademik-na-tysyachu-9-maloizvestnyh-fatov-o-vernadskom/), вел дневниковые записи. Преимущественно он писал о научной работе и академических делах. Кроме того, на страницах дневников отображены многие события, очевидцами которых он стал. Так, во второй половине 1930-х на академика большое впечатление произвели массовые репрессии. Очевидно, далеко не все в этих записях достоверно, но своим субъективизмом они тоже интересны, поскольку дают представление о том, как оценивала происходящее научная верхушка СССР.

Академик Вернадский предстает перед нами как человек уже принявший советскую власть и выступающий с общесоюзно-российских позиций. Впрочем, заметна также его заинтересованность в украинских делах. Местами Владимир Иванович неполиткорректен (тогда по этому поводу не заморачивались).

В <треугольных> скобках приведены уточнения и объяснения, в [квадратных] – расшифровка сокращений. Подчеркнуты наиболее интересные, по мнению составителя, цитаты.

1935-1936: Пролог

В этот период для Вернадского наиболее заметны репрессии в национальных республиках: союзных и автономных. Показательно, что его отношение к происходящему далеко не однозначно: он сочувствует коллегам-ученым и понимает необоснованность выдвинутых против них обвинений – и в то же время с пониманием относится к уничтожению национал-уклонистов.

2.VII.1935

<Украинский академик-правовед> Палиенко рассказывал о Харькове. Национальное украин[ское] движение можно сказать в своих проявлениях и реально в лицах в пределах Укр[аины] уничтожено. То, что и все говорят. Правительство старается указать, что оно стоит за украинизацию, но идейно большевистскую. Идет русификация стихийно, т.к. она отвечает реальности. В 1934 году огромная партийная чистка; Всеукр[аинская] <академия наук> отменена, сейчас принимается Украинск[ая] <академия наук>. То же рассказывал и <украинский академик-ботаник> Вотчал.

По мне впечатление такое, что верхи русские по инерции стоят за украинство; <им> выгодна украинизация в смысле языка и быта. С этой точки зрения правильна борьба против попыток увеличить различия между украинским и русским языками.

Комиссия, чистившая партию от укр. национ-тов созвана. Ярославский <член Комиссии партийного контроля, сталинист> стоял во главе. Вся литература за период до 1932-1933 уничтожена и изъята из библиотек.

 

6.VIII.1935

В лаборатории встретил А.Ф.Лебедева <почвовед-агрохимик>. С ним большой разговор. Больной, как последствие тяжелых условий ареста, когда (1930) он не «сознался». Считается, что все-таки он <осужден> по заслугам, но не признался. В действит[ельности] многие, конечно, знают, что все это выдумано. Удивительная психология складывается у ГПУ: частью и очень многие, думаю, психопатически больные.

 

16.I.1936

Вечером <правовед, бывший кадет> М.И.Петрункевич и его дочь Ирина. Сын — талантливый математик-экономист, арестован (донос «бывших людей» — одна на очной ставке расплакалась — ложный). Следователь молодой, делающий карьеру. Сейчас <сын> ок[оло] Шилки в инвалидн[ом] лагере. Зачем бессмыслен[ная] и ненужная жестокость? Такая же, как высылка стариков и старух, больных — после убийства Кирова. Невинные люди, а виноватые, вероятно, остались.

 

17.I.1936

Был Б.В.Перфильев… талантливый, неуравновешенный; углубленный исследователь водной жизни. Рассказывал об изменениях <в> Карелии. Из газет было ясно, что что-то произошло: удаление <главы карельских коммунистов> Гюллинга (друг Ленина, член финл[яндского] сейма и доцент-ученый). Глава правительства открыто организовал движение <за> отторжение Карелии. Г[юллинг] просмотрел и сейчас в Москве. Много арестов, все смещено. Местное ГПУ просмотрело. По-видимому, реально (и раньше были слухи), а не вроде тех инсценированных фантазий, за которые гибнут массами невинные люди. Национ[алистическое] финское <движение>. Много содействовали привилегир[ованно] поставленные эмигранты из Канады и Соединенных Штатов, бывшие на иностранном пайке и этим привил.положением возбуждавшие

В Крыму опять слухи о каком-то «националистическом» дв[ижении] – неясно, инсценировано или реально в основе, как на Украине и Карелии.

 

Примечание: В годы «Великой депрессии» в КАССР из Америки переселилось около 7-8 тысяч этнических финнов. В 1931-1935 в США и Канаде действовало Общество помощи Карелии, а в Петрозаводске — переселенческое управление. Руководство КАССР привлекало квалифицированных мигрантов в управленческий аппарат. Осенью 1935 по инициативе ЦК ВКП(б) началась борьба с «финским буржуазным национализмом», в ходе которой репрессировали около 9 тысяч человек.

2.II.1936

Вечером <ученый-геолог>Уклонский… Рассказывал интересно о положении в Ташкенте. В 1934 году разгром Куйбышевым местной националистической организации. Резкое изменение в структуре. Происки и Англии, и действительно экон[омико]-полит[ический] саботаж. В партию проникли националисты, связанные с другой идеологией. Просто неожиданные — как всюду на местах — расстрелы немедленно 1500-2000 чел. Совершенно были и раздавлены, и огорошены

Русский язык широко внедряется. Во всех организациях — русские среди туземцев. Центр перенесен в отд[ельные] респ[ублики], связанные непосредственно с Москвой. Сказалась постройка дорог и т.п. В Ташкенте войск не видно, но огромный лагерь ГПУ — русские. Местное войско незначительное. Армия не сравнима с царской. Огр[омное] знач[ение] изменение положения женщины. Евреи в партийных кругах не играют такой роли, как прежде, м.б. в связи с тем, что «троцк[исты] и зин[овьевцы]» удалены — <среди них> преобладали евреи.

 

12.II.1936

Положение научной работы чрезвычайно ухудшается из-за диктатуры партии. Это ярко проявляется на каждом шагу. Получают значение и влияние люди малообразованные, часто морально много ниже среднего, иногда фанатики и психически неуравновешенные.

 

6.VII.1936

В Акад.<наук СССР> арест ок[оло] 45 коммунистов. Говорят, их обвиняют в фашизме (террористическом!). Альтер, Урановский, Бусыгин, Кошелев <административно-хозяйстенные работники Академии> здесь в Москве, кто из Упр.делами, 6 из библиотеки, 3 из Института ист[ории] науки. Говорили, что под подозрением Т<нрзбрч>. Говорят — следствие допроса Яковлева, который был арестован сейчас же после убийства Кирова.

 

1937: Все время слухи о новых арестах

 

Поначалу Вернадский, как и многие, поверил в правдивость «военно-фашисткого заговора». Однако в дальнейшем размах репрессий вызывает у него сомнения беспокойство. Показательно, как он, говоря о настроениях интеллигенции, пытается оправдать чистку партгосаппарата.

 

29.IV.1937

Чувствуется неустойчивость. Не хватает продуктов… Организация дела плохая, т.к. подбор людей по благонадежности, а не по деловитости. В общем, коммунисты-партийцы ниже по даровитости и честности беспартийных. Много среди них карьеристов. Много пьянства, воровства, самодурства. Исключение — талантливые и работящие по-настоящему…

Слухи об арестах. Наташе <супруга> одна знакомая рассказывала - передавала в Бутырки мужу, что там одной даме отказали принять передачу — с ней обморок. Несколько десятков женщин, гл.об[разом], громкий истерический вопль, слезы, крики. Тяжелое впечатление.

Говорят об арестах в связи с Ягодой — масса молодежи. Директора гл.театров. Говорят, за последние дни до 600 чел. Фиктивно или правда? Под ложей правительства в Б[ольшом] театре (якобы) приготовления к покушению. О Ягоде начинают сейчас говорить больше, чем раньше. Говорят, у него нашли здесь бриллиантов на неск.сот тысяч рублей, переводы денег за границу. Арестованы его сообщники из чекистов.

 

1.V.1937

В Киеве действительно удалили Постышева <второй секретарь ЦК КП(б)У, ставленник Сталина>. Оказались его два секретаря троцкисты, и жена. Жена была под дом[ашним] ар[естом]. Постышев переведен с понижением в Куйбышев. <расстрелян 26 февраля 1939> Говорят, приезжал Каганович и сказал, что он слишком занят детьми и не видел, что делается у него под носом.

Хотели соединить с Акад.<наук УССР> Коммун[истический] научн.институт — оказались <в нем> все почти троцкисты — не было кого ввести в Академию.

 

7.VII.1937

«Manchester Guardian» — два №№ не получаю. Очевидно, казни (воен[ных]) и аресты произвели впечатление, которое мы только предполагаем, но о котором не знаем. Результат получается худший: слухи самые разнообразные.

Вчера впервые более точные сведения, которым можно верить, о закрытом заседании <судебного> процесса. Между бывшим на процессе крупным военным и мною — два лица, которые <неверных сведений> не прибавят. Выяснилось, что открыли, сперва говорили французская разведка — потом, оказывается, чехословацкая и английская. Обе предупредили правительство. Подсудимые, за исключением двух (Фридман или что-то вроде <очевидно, Фельдман> и П. <Примаков или Путна>: оба просили о помиловании. Ф., родившийся в Америке еврей <на самом деле, в Беларуси>, производил впечатление бесшабашного авантюриста). 

Тухачевский выделялся. Он заявил, что действовал идейно, что фашист по убеждению с 1925 года, что приветствовал Гитлера. Ягода входил в центр <заговорщиков>, создавал ложные процессы и губил людей, чтобы охранить центр: Тухачевский-Гамарник-Ягода. Весь мобилизационный план обоих зап[адных] пограничных армий был выдан. Сейчас спешно переделывается — но, конечно, это катастрофа. Тем более что, кроме этих арестов, много военных арестовано. Я понимаю поэтому, почему Гитлер утверждал, что Сталин непрочен и что военная сила большевиков кажущаяся. Эти его заявления и по радио, и публично сюда не проникли. Эйдеман — латыш, Корк (которого я видел, когда взяли Крым <в 1920-м>) – немец <на самом деле, эстонец>. Люди, по-видимому, средние, кроме м.б. Тухачевского, как средние люди большинство управляющих ними — кроме головки — Сталина, Молотова.

Очевидно, сейчас с силой нашей армии не считаются. Насколь[ко] долго она парализована? Счастье, что открылось не во время войны. Но открыто не своими. Здесь полное фиаско. Выбор людей вообще плохой. М.б., масса армии выше своей головки? Это неизвестно. Но и польская, и немецкая армии — не на высоте. Итальянские генералы и офицеры явно ниже среднего. М.б., это спасет положение…

Все время слухи — часто верные — о новых арестах на верхах, не только коммунистов.

 

9.VII.1937

Вчера <академик-зоолог> Кулагин поехал на заседание Ленинской с.-хоз акад[емии] в связи с зерновым планом. Когда туда приехал, он узнал, что арестован президент Академии Муралов, 5-го у себя на даче. Одновременно или раньше арестован заместитель нар[кома] земледелия, фамилию забыл. Сегодня известие об аресте Крыленко. По-видимому, арестованы Бубнов и Сулимов. <члены правительств СССР и РСФСР >

 

19.VII.1937

Арестован, по-видимому, Сулимов, теперь Крыленко. Любопытно: отношение еще более безразличное. При массе арестов среди интеллигенции, арест среди коммунистов исчезает в своем значении. Даже чувствуется настроение злорадства. Очень ухудшились строгости в лагерях и тюрьмах… Среди интеллигенции ясно слушается и распространено убеждение, что политика Сталина-Молотова — русская и нужна для государства. Их партийные враги - враги и русского народа, если брать его государственное выражение, несомненно связанное с культурой.

 

23.VII.1937

Арестован <вице-президент АН УССР> Свитальский и, говорят, в очень тяжелой обстановке. <расстрелян 15 сентября 1937> Не везет Укр.ак<адемии наук>. Свитальский поставил работу настоящим образом, а теперь она будет уничтожена.

Аресты среди ученых продолжаются: энтомологи, опять у Вавилова <Институт генетики АН СССР>. По-видимому, вновь арестовывают раньше когда-то арестованных. При такой системе могут случайно поймать и нужных, и действительно заговорщиков! Но такая система - сколько невинных!

 

5.IХ.1937

Арестована по ложному доносу мой личный секретарь Елизавета Павловна Супрунова, служившая в библиотеке. Обвинение связано с местью прежнего квартиранта. Пытались заманить и меня. Писал об этом в НКВД. Совершенно невинный человек — один из миллионов. 

 

Кругом миллионы страданий: 1938

 

Если годом ранее Вернадский еще пытался найти какую-то логику в массовых репрессиях, то теперь он все больше склоняется к мысли о том, что власть обезумела. Террор дезорганизовал жизнь государства. Лейтмотивом стало замечание, что в результате репрессий происходит отрицательный кадровый отбор.

 

4.I.1938

Сейчас впервые партийцы страдают от грубого и жестокого произвола еще больше, чем страна. Миллионы арестованных. На этой почве, как всегда, масса преступлений и не нужных никому страданий… Говорят о сумасшествии власть имущих.

 

5.I.1938

Выяснял выписку заграничных изданий. Всякие придирки со стороны финансового ведомства и цензуры, чтобы уменьшить проникновение иностранной книги…

Миллионы заключенных — даровой труд, играющий очень заметную и большую роль в государственном хозяйстве.

 

9.І.1938

Ожидают взрыва религиозного гонения. Все верующие христиане сейчас чувствуют дамоклов меч произвола. Ждут с покорностью. Священники сообщают ГПУ признания на исповеди.

 

13.І.1938

Жутко и грустно читать сегодня статью Бурденко об успехах у нас медицины! Бурденко, говорят, хороший хирург, но <между написанным и реальностью>дист[анция] — кривое зеркало.

<Академик-экономист>Яснопольский недавно из Киева, где пробыл 2 недели. Все правительство Украины с арестом Затонского и других фактически исчезло. Петровский — удален, после того как он должен был подписать смертный приговор своему сыну. Все же, научная работа <в Украине> не замирает, хотя сильно пострадала, но национальное ее выражение совершенно сдавлено.

 

25.І.1938

В Москве не хватает продовольствия. Тревожное недоумение. Перебои с маслом, рыбой, крупой. Ухудшился черный хлеб. Исчезла селедка. Все более волнуются и жалуются хозяйки. В Иваново-Вознесенске массовое отравление черным хлебом.

Аресты продолжаются. Есть случаи возвращения арестованных. Фольклор Ежовский: после ареста Кремлевского доктора Левина, лечившего Ежова, жена <Левина> обратилась к Ежову по телефону, говоря, что это, должно быть, ошибка; Ежов ответил: «НКВД не ошибается». Все больше говорят о болезни или вредительстве руководителей НКВД.

 

28.І.1938

Как будто бы признаки уменьшения террора. Есть выпускаемые. С продуктами все сильнее чувствуются нелады.

 

26.ІІ.1938

<Академик-экономист> Струмилин — буйное помешательство под влиянием травли. В больнице. Хороший, добрый человек.

Слухи о новом процессе публичном (Бухарин и т.д.). Слух от Кагановича. Бухарин, говорят, в Суздальской тюрьме. Жив. Необходимо <провести процесс> для поднятия настроения масс… Хвосты за провизией. Недовольство и недоумение — серьезные. Вечером резкое уменьшение освещения.

 

27.ІІ.1938

Всюду разговоры о недостаче продуктов и об арестах – безумных по бессмысленности и явно не нужной жестокости. Болезнь — и глубокая? Подтачивается основание? Боязнь войны? М.б., англичане и правы, отсрочивая войну, а следовательно, давая шансы ее избегнуть.

Уже ровно год как арестован <священник> Михаил Владимирович <Шик, расстрелян еще 27 сентября 1937, о чем Вернадский не знал> в Малоярославце. Это попытка удалить из общества верующего православного, никакой политикой не занимающегося. В ней, даже в наших условиях, они его обвинить не могли. Это — изолирование духовно сильной личности. Еврей, принявший православие, когда это опасно, искренне и глубоко верующий, человек высокой моральной высоты и широчайшего образования, отец пятерых детей с больной женой.

 

1.ІІІ.1938

Сегодня в газетах известия о новом «процессе». Безумцы. Уничтожают сами то большое, что начали создавать и что, в своей основе, не исчезнет. Но силу государства, в котором интересы масс во всем их реальном значении (кроме свободы мысли и свободы религиозной) стоят действительно в основе государства, сейчас сами подрывают.

Огромное впечатление тревоги — разных мотивов, но не чувства силы правящей группы — у всех. Глупые мотивы выставлены в газетах (передовые статьи), а затем разношерстность людей: четыре врача, и в т.ч. Дм.Дм.!<Плетнев, известный врач-кардиолог, бывший кадет> Кто поверит? И если часть толпы поверит — это часть такая, которая поверит всему и на которую не опереться.

Тревога в том, в здравом ли уме сейчас власть. Беспечная власть, делающая нужное и большое дело, и теперь его разрушающая. Может иметь пагубное значение для всего будущего. Чувство непрочности и огорчения, что разрушение идет не извне, а его производит сама власть.

 

2.III.1938

<Библиотекарь, бывшая кадет> Евдок.Вас.<Юрьеву>, немолодую <57-58 лет>, больную туберкулезом спины, заставляют работать на лесных заготовках! На истребление? Рассказывают о том, что идут аресты 70-90-летних стариков, которых не трогали до сих пор. Случай в Череповце, где арестован 90-летний старик, а жена его умерла накануне дня, когда ее пришли арестовывать…

Кругом миллионы страданий. Сейчас назначают в квартиры комендантов, связанных с дельцами ГПУ. Нечто вроде того, о чем мне рассказывал в 1936 в Лейпциге Браун, но тут это грубее и резче.

Был Яснопольский: все говорят о том же — о небывалом терроре и массе ненужных страданий и несправедливостей. Вся страна измучена, и тут еще недостаток продовольствия и заботы о его получении.

 

21.III.1938

На Главном Почтамте не получаю аккуратно заграничную почту. Должны посылать в запечатанных конвертах (без цензуры) — не исполняют. Можно жаловаться, но едва ли можно <что-то> сделать.

Очень хорошо работал над книгой.

Всюду известия об арестах и суровом режиме в тюрьмах. Никого не пугает, но недоверие растет совершенно пассивное. Никакой силы <власти> не чувствуется. Большую ошибку сделали с процессом. Сейчас как будто люди подумали и меньше верят, чем раньше. Это новое для меня впечатление.

Мать Зиночки, наконец, получила первую посылку. <речь идет о секретарше Вернадского, арестованной в сентябре 1937>

Появившееся кофе отвратительное, низший сорт. Появились масло, рыба, хороший черный хлеб.

 

29.ІІІ.1938

Сын Левина отказался от отца. «Так нужно» — но все, знающие Левина, <в его виновность> не верят. Публичны только процессы, на которых люди поддаются такой «обработке». Несомненно, вся историческая обстановка — фальшивая, например, роль и значение Сталина (а не Троцкого, Каменева и т.д.) в эпоху междоусобной войны. Но, с другой стороны, мне кажется, по моральному идейному уровню <для них> все средства хороши.

Один из источников слухов о Блюхере (его аресте) — немецкое радио, которое, оказывается, <к нам> проникает. Говорят о Булганине и Хрущеве, <слухи> распространяются, как рак. Будущее неясно.

 

17.IV.1938

Запрещено подавать жалобы и заявления в НКВД. Ящики для заявлений сняты. Почта не принимает заказных писем. Вносится еще большая смута, опасениями и тревогой захватываются сотни тысяч, если не миллионы людей. Зачем?

По-видимому, в Геолог[ическом] Инст[итуте] развал… Вчера, говорят, появилась стенная газета от партийных (?), критикующая работу Института и угрожающая научным сотрудникам.

 

12.V.1938

Впечатление неустойчивости, существующее у меня, становится еще сильнее. Политика террора становится еще более безумной, чем я думал еще недавно.

 

18.V.1938

Из-за финансовых расстройств академики месяцами не получают никаких изданий. Бюрократизм аппарата невероятный.

Очень большое впечатление <произвели> рассказы Поли (тульской крестьянки), она когда-то служила у Георгия <сын>. Вернулась из деревни. Там голодно и никакой мануфактуры. Колхозники недовольны. Большие аресты среди <населения> деревень. В Саратове массовые аресты среди поселенных там служащих Маньчжурской дороги. Целые улицы пустуют — аресты «шпионов».

 

30.VI.1938

Не писал. Много работал и читал. Думал. Некоторые разговоры заставили задумываться… Продолжается самопоедание коммунистов и выдвижение новых людей: без традиций, желающих власти и земных для себя благ… Выдвинутая молодежь в Академии — ниже среднего. Постоянные аресты разрушают жизнь. Серьезно говорят и думают, что жизнь государ[ства] разрушена НКВД, напр., Магнитогорск. А все же жизнь идет, и стихийный процесс, мне кажется (или хочется думать?) – положительный. Главная работа <идет> в <среде> тех, которые в положении рабов, спецссыльных…

В Украине полный разгром продолжается: Эйхе, Косиор, Петровский, Стецкий (говорят, расстреляли). По существу, все это люди средние, м.б. и ниже. Но появилось чувство непрочности. Что будет?

Мне кажется, положительное победит, но какие примет формы — неясно. Раболепство на словах и в мыслях. Но выучка и знания – огромный сдвиг.

 

2.VII.1938

Арест Бруновского и Зильберминца <ученые-геохимики> сильно ухудшил положение нашей Лаборатории… Атмосфера отвратительная. Коммунисты очень слабы и подозрительны с точки зрения их работоспособности и надежности — здесь преобладает карьеризм, личные счеты и, может быть, сознательное вредительство. Думаю, скорее щедринские и гогол[евские] типы: разложение партии.

Арестован <директор НИИ цветных и благородных металлов> Горностаев — еще недавно с ним было совещание о Au <золоте>. Арестован и коммунист, который организовал Колыму — вероятно, возьмут с нее столько золота, что мы станем в 1938 на первом месте.

 

8.Х.1938

Была <дочь арестованной секретарши Вернадского> Зиночка. Письма от матери из Вост.Сибири. Совсем невинная, как подавляющее большинство арестованных и сосланных. Серьезное и опасное <явление>, разлагающее морально и буквально нашу жизнь. Мать ее, Ел.Павл.Супрунова, отходит от физич.страданий (сердце, ноги), сестрой в санитарном пункте с умеренной работой и с некоторой оплатой труда.

 

9.Х.1938

Катя рассказывала, что летом жена Игоря <Катя и Игорь Ильинские — родственники Вернадского > была у секретаря Ежова. Он принял ее очень любезно, говорил, главным образом, о ней — она ударница, премированная и распремированная. Когда она сказала, что больше года не знает ничего о муже, он сказал примерно: «Вы не беспокойтесь, работайте. Если он умрет, Вы получите извещение». Этот ответ характерен для того глубокого раскола, который начинает резко проявляться между жизнью и властью.

 

10.Х.1938.

С.Ф. <Дмитриев, ученый-бактериолог> нарисовал ужасающую картину развала. Безумным или паническим террором разрушены контрольные государственные медицинские учреждения. Не знаешь, что это — вредительство, о котором столько пишут, и тогда это исходит из НКВД, или паника… Создается невозможное моральное окружение. Работать трудно… В сущности, сейчас эту — неужели сознательно вредительскую работу НКВД? - видишь на каждом шагу. Она проникает всю нашу жизнь.

В быту идет в том же направлении развал. Борьба с православием. Арестовывают последних священников. Их облагают явно для всех несправедливыми налогами (в много раз дороже других единоличников). Те, которые добиваются отмены этих явно тенденциозных обложений, арестовываются, а новые священники не идут или их нет. Церкви закрываются, но создается глубокое недовольство и расстройство социального строя…

Говорят, парад в этом году был много менее «параден». Многим <на октябрьские праздники> отпустили деньги. Пьянство было большое. Водка — единственное, что можно покупать в сколь угодном количестве. В Москве вечером 7-го хорошо одетые люди валялись пьяными на тротуарах.

 

13.Х.1938

Был <библиограф> С.Ю.Липшиц, <говорили> об Общ.исп[ытателей] прир[оды]. Тяжелые условия печатания. Постоянно арестуют членов — приходится вынимать карточки из карточн.каталога членов.

Подавляющее и удручающее настроение. По-видимому, сейчас арестовывают виновных(?) и явно невинных немцев. Машина грубая и неумная — ловя невинных, случайно при этом открывают «вредителей», в том числе и настоящих — в действительности приведет к какой-нибудь катастрофе, т.к. пропустит или вызовет взрыв (из-за самозащиты). Все более подозрительно относятся к Ежову.

 

22.Х.1938

<Зампредседателя Комиссии по изучению вечной мерзлоты АН СССР> Сумгин <рассказывал> об Игарке: 18 000 жит. – гл.обр. спецссыльные. Живут хорошо. Большой интерес к вечной мерзлоте. Но никто из ведущих коммунистов ничего не знает. Весь аппарат дважды снят в этом году! <Приходят> новые люди, не имеющие понятия об условиях работы в новых условиях природы.

В сущности, новая Россия создается в значительной части, по-моему, не коммунистами (в общем, ниже средн.ур.), но спецссыльными. Интересная форма использования «рабского» труда свободных людей.

 

9.ХІ.1938

Огромное впечатление — отставка Ежова. Указывают, что он совершенно расстроил и военную работу, и саму полицию. Думают, сознательно. Блюхер был, когда говорили о его аресте, арестован «домашним образом» здесь в Москве, в гостинице. Где сейчас — не знают.

Политика Литвинова (Польша-Япония) встречает общее одобрение. Рассказывают о назначении на ответственные оборонные военные должности — вместо знающих и старых военных — невежественной да еще еврейской молодежи. Точно нарочно. В ряде учреждений есть антисемитизм среди партийных. Мне кажется, сейчас на видных местах число евреев уменьшается.

Всюду недовольство недостатком всего необходимого и дороговизной. Но недовольство здоровое — связывают не с принципами, а с плохим подбором лиц, воровством и вредительством.

 

31.ХІ.1938

Рассказы о Киеве очень тяжелые, но жизнь идет и многое перестраивает по-новому, но не <по> тому, какое <официально> возвещается, и, следовательно, <идет> свой процесс, в котором сознательный элемент переделывается.

Арестован <украинский филолог, профессор Киевского университета> Тимченко и погибли его рукописи. Человек это старательный, но, мне кажется, мало даровитый, и как ученый не являлся даже у нас, где в этой области творческая мысль в последнее время не блистала (прав ли я?…), крупным. Но человек жил наукой.

Арестованы дочь Грушевского и его брат Александр. Секвестровали, что могли. Идет фактический — по возможности, не переходя формальных рамок — грабеж ценных вещей для агентов НКВД. По крайней мере, такое впечатление у обывателя крепко сидит, и в ряде случаев — не думаю, чтобы обычно — отвечает действительности. При Ежове <это> усилилось.

Назначенный при Ежове начальником НКВД Украины Успенский (еврей) с женой и, говорят, с военными документами исчез за границу. <на самом деле, русский (во всяком случае, по паспорту); инсценировал самоубийство, но был пойман и расстрелян 27 октября 1940>

Я думаю, что в данный момент в связи с мировой конъюнктурой украинский вопрос принимает серьезнейшее политическое значение. С продовольствием в Киеве хуже, чем в Москве. В Одессе — голод? Сейчас здесь резко ухудшается дело с продовольствием, отоплением. Уже все говорят, что недостаток энергии — главная причина.

 

1939: Эпилог

 

Вернадский с удовольствием отмечает спад волны террора и то, что палачи уничтожают друг друга. Беспокойство академика вызывает то, что «чистка» может иметь далекоидущие негативные последствия.

 

1.І.1939

Говорят, когда Берия вызвал из Ленинграда начальника НКВД, заменившего Зайковского, назначенного Ягодой (расстрелян был при Ежове), то в купе оказались трупы начальника Ленингр.НКВД и его секретаря. Убили друг друга или один убил и сам застрелился. Достаточно для Зайковского <мне> было прочитать его брошюру о вредительстве, чтобы взять под подозрение и убедиться в его невежестве.

Сейчас, говорят, взят курс на деловую работу — нельзя из-за полицейских цепей разрушать большое государственное дело. Это, кажется, было ясно и раньше. Очевидно, развал глубокий.

 

14.I.1939

Откуда-то приводятся цифры в 14-17 миллионов ссыльных и в тюрьмах. Думаю, что едва ли это преувеличение.

 

Примечание: На 1 января 1939 в тюрьмах и лагерях находилось 1 989 883 человек, а также около миллиона спецпосленцев. Следует также учесть, что в 1937-1938 казнили более 681 тысячи человек, и судьба многих из них на тот момент оставалась неизвестной. Впрочем, неудивительно, что молва преувеличивала масштабы террора.

 

4.II.1939

Глупое исполнение дисциплины вызывает все большее недовольство: транспорт совершенно неисправен и масса случаев опозданий этим вызвана. Масса страданий и трагедий.

 

Примечание: 1 января 1939 вступило в силу постановление «О мероприятиях по упорядочению трудовой дисциплины», которым опоздание более чем на 20 мин. считалось за прогул.

 

7 апреля 1939

Портрет Ежова в Ломон[осовском] институте снят. Говорят — везде. Человек, который погубил тысячи, если не десятки тысяч, невинных.

 

Примечание: Ежов был снят с должности наркома водного транспорта 9 апреля 1939 и на следующий день арестован. https://ord-ua.com/2019/04/23/120-dnej-sodoma-stalinskaya-versiya/

 

11.IV.1939

Одно время я думал, что происходящий гнет и деспотизм может быть не опасен для будущего. Сейчас я вижу, что он может разложить и уничтожить (многое) то, что сейчас создается нового и хорошего. Резкое падение духовной силы коммунистической партии, ее явно более низкое умственное, моральное и идейное положение в окружающей среде, чем средний уровень моей среды — в ее широких проявлениях — создает чувство неуверенности в прочности создающегося положения.

 

Дмитро ШУРХАЛО, для «ОРД»

Версия для печати

 

 

Комментировать

Комментарии - страница 1

12.11.2019 19:58 спрашивается вопрос

а довольны ли вы революцией гнидности? и её сладостными плодами…


12.11.2019 20:54 Связист

Многа букфф, не асилил


12.11.2019 21:51 Клим Чугункин

Я понял одно — товарищ Сталин боролся с педерастами…


12.11.2019 23:07 Чугункін,

писатимеш дурниці — видалю гіпофіз і сім’яні залози. Філіп Філіпич.


12.11.2019 23:07 Чугункін,

писатимеш дурниці — видалю гіпофіз і сім’яні залози. Філіп Філіпич.


13.11.2019 21:40 галактик

абырвалг


Комментировать