ORD
21.01.2018 г.
Коррупция в ДМА

Эта история тянется с 2013 года. Незаконно уволенный сотрудник вуза взыскивает зарплату через суд. Вуз платит и отказывается исправлять незаконный приказ

В предыдущих сериях…

«Горожанин» неоднократно писал о затяжном конфликте между руководством Медакадемии и доцентом кафедры фтизиатрии Оксаной Авдониной. Напомним, что после долгого трудового конфликта руководство Медицинской академии сначала отказалось увольнять О. Авдонину по собственному желанию, а потом уволило её якобы за прогулы. А затем, очевидно на всякий случай, для верности, уволило еще раз – «в связи с окончанием срока» бессрочного трудового договора. Незаконность этого приказа, явно принятого под воздействием эмоций, установлена множеством судебных решений нескольких инстанций.

Беда для академического начальства состоит в том, что, согласно КЗоТу и решениям Конституционного суда, незаконно уволенный сотрудник считается работающим и работодатель обязан выплачивать ему зарплату за время вынужденного прогула.

Чтобы прекратить многолетнюю тяжбу, от руководства вуза требовалось не так уж и много: изменить дату увольнения в трудовой на текущую (поскольку дата увольнения должна совпадать с датой окончательного расчета) и отпустить с миром. Однако не тут-то было.

Безобразная история тянется с 2013 года по следующей схеме: Авдонина обращается в суд за взысканием зарплаты, выигрывает суд и получает её, хотя не без скрипа и приключений. Однако руководство Медакадемии по-прежнему идёт «на принцип» и отказывается исправлять незаконный приказ. И через несколько месяцев получает новый иск о взыскании зарплаты за истёкший период.

Весь вечер на арене…

В ноябре Индустриальный райсуд рассмотрел очередной раунд «академической» тяжбы. В попытке отбрыкаться от очередной выплаты компенсации «академики» вопреки прямому предписанию суда пытались выплатить Оксане Авдониной более низкую зарплату ассистента, а не доцента, не учитывая увеличения оклада доцента в два раза, и отказывались предоставлять информацию об изменении оклада. Истице пришлось обращаться за специальной судебной экономической экспертизой, рассчитавшей, сколько ей задолжало любимое начальство за время задержки расчета.

Наконец представители академии перехитрили сами себя: при поддержке представителя Госказначейства, с подробными ссылками на нормативные акты они доказывали, что… под угрозой штрафных санкций не имеют права выполнять решения суда! Выполнять его-де может только судебный исполнитель с исполнительным листом. Однако мудрёные аргументы разбились о предъявленные истцом четыре финансовых ордера Медакадемии, в которых та «совершала невозможное», то есть выплачивала ранее взысканные в пользу Авдониной средства добровольно, не дожидаясь взыскания исполнителями.

— Мне это неизвестно! И это не является доводами по делу! – заявил представитель вуза.

Представитель казначейства смутился, выразил удивление, попросил время разобраться и больше на заседаниях не появился. Любопытный вопрос: в каком из этих случаев солидное научное учреждение, мягко говоря, не очень правильно обращалось с бюджетными финансами – когда выплачивало взысканные судом средства добровольно «на законных основания» или когда «не могло» этого сделать «на законных основаниях». Хотя, впрочем, мы оставим этот вопрос за скобками как второстепенный для нашей истории.

В качестве свидетеля был приглашен начальник учебной части кафедры фтизиатрии Валентин Фрейвальд.

— Включали ли вы меня в учебное расписание после восстановления на работе решением суда? – поинтересовалась у него Оксана Авдонина.

— Я не помню, я не готов ответить по этому вопросу. Этот вопрос не относится к сути иска!

— То есть вы забыли?

— Я не забыл, я не готовился к этому вопросу!

Юрист вуза Макаров отличился среди прочего следующим ходатайством к судье: «Исходя из того, что мы затянули рассмотрение дела, я предлагаю его приостановить…»

Отдел кадров — не я, и трудовая не моя

Руководство Медакадемии мобилизовало в ряды свидетелей своих сотрудников, которые как один клялись, что отдел кадров честно пытался выдать Авдониной трудовую, даже в выходной день на работу являлся ради этого и домой к ней ходил. Да вот беда — не смог. И вообще, Оксана Валерьевна сама отказалась её получать. Между тем факт отказа выдать трудовую ранее установлен решением Индустриального суда и подтвержден свидетелями Козловым и Головским, которые в отличие от сотрудников вуза не зависели от его руководства.

На этот раз кадровики Медакадемии, вызванные в качестве свидетелей, мотивировали невозможность выдать Оксане Валерьевне трудовую тем, что трудовая изъята следователем Соборного РО для изучения в рамках уголовного производства по ст.172 УК Украины. Дальше события развивались интересно: проведя необходимые следственные действия, следователь несколько раз звонил в отдел кадров и лично пытался вернуть трудовую, но безуспешно.

«Я не могу принять трудовую книжку Авдониной О.В., поскольку Авдониной необходимо лично обратиться с заявлением о получении трудовой в организацию, где она хранится сейчас», — говорит начальник отдела кадров Гурмина в объяснительной на имя начальника следственного отдела Соборного РО от 27 ноября.

Хотя, конечно, трудовая книжка сотрудника должна храниться там, где человек работает. Это прекрасно понимают в райотделе полиции и находят прекрасный ход, как вернуть документ по месту его законного местонахождения — возвращают трудовую книжку заказным письмом с курьерской доставкой. Но 5 декабря это заказное письмо возвращается в райотдел с пометкой… «Отказываемся от получения. Семёнова А.А». Почему?! Как?

Начальник следственного отдела Захарченко пишет письмо ректору Медакадемии Перцевой, в котором со ссылками на постановления Кабмина и Минтруда развёрнуто объясняет, что трудовые книжки, включая те, что не вручены уволившимся сотрудникам, должны храниться именно по месту работы, а не в райотделе полиции. На письме стоит отметка от 7 декабря: «Зав канцелярией приняла без вложения, так как отказалась взять трудовую книжку на имя Авдониной О.В, потому что трудовая книжка была взята в отделе кадров».

8 декабря следователи, так и не понявшие, с кем связались, наивно попытались вернуть трудовую еще раз – на этот раз в руки начальнику юридического отдела Медакадемии Макарову. Итог был предсказуем.

Цель подобных манипуляций проста: вынудить пострадавшую забрать трудовую не в отделе кадров, а у следователя, без внесения в неё необходимых исправлений.

Тем временем 29 ноября суд вынес решение: удовлетворить иск Авдониной О.В. к Медакадемии частично, взыскав в её пользу компенсацию инфляционных расходов. Вопрос с трудовой книгой и формальным увольнением остаётся открытым, истица готовит апелляцию.

Шоу продолжается

Это не столь смешно, как кажется, если вспомнить, что Медакадемия – государственное учреждение и взысканные судом средства выплачиваются не из кармана руководителей, что было бы справедливо, а за счёт и без того хлипкого госбюджета. То есть наших с вами налогов.

Несмешна эта история еще и потому, что она – прекрасная иллюстрация того, сколько сил и энергии тратит опять же государственное учреждение не на решение своих уставных задач, а на войну с одним отдельно взятым сотрудником. Эпопея началась при прошлом ректоре Дзяке, продолжается при нынешнем ректоре Першиной. С такими усилиями и с таким накалом, будто учебное заведение по меньшей мере работает над научной темой, которая обязательно потянет на Нобелевскую премию. А на самом деле – просто выживают неугодного доцента. Причем таким изощренным способом, чтобы человеку, который попытался бороться с системой, в итоге было больно, горько и обидно. А всем остальным сотрудникам – урок чинопочитания и почтительности.


Fix address: http://ord-ua.com/2018/01/21/korruptsiya-v-dma/